Закон о защите прав потребителей не распространяется на отношения, связанные с совершением гражданско-правовых сделок с ценными бумагами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что Закон о защите прав потребителей не применяется  к отношениям по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 18-КГ17-78). Указанное обстоятельство аргументировано тем, что гражданин признается потребителем при условии, что товары (работы, услуги) приобретаются им исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с предпринимательством.
Однако деятельность по совершению сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, имеет рисковый характер. Поэтому ее нельзя считать направленной на удовлетворение личных (бытовых) нужд. 

Согласно преамбуле Закона о защите прав потребителей этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Аналогичное разъяснение содержится в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей".

Таким образом, обязательным условием признания гражданина потребителем является приобретение таким гражданином товаров (работ, услуг) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Статьёй 1 Закона о рынке ценных бумаг установлено, что этим законом регулируются отношения, возникающие при эмиссии и обращении эмиссионных ценных бумаг независимо от типа эмитента, при обращении иных ценных бумаг в случаях, предусмотренных федеральными законами, а также особенности создания и деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг.

В силу пункта 1 статьи 3 Закона о рынке ценных бумаг брокерской деятельностью признается деятельность по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, по поручению клиента от имени и за счёт клиента или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом.

Исходя из  исковых требований истца, последний заключил с Банком договор брокерского обслуживания в целях приобретения в его интересах и за его счёт кредитных нот. При этом истец был уведомлен о рисках, связанных с операциями на рынке ценных бумаг.

При таких обстоятельствах, ввиду рискового характера деятельности по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, такая деятельность не может быть признана деятельностью, направленной на удовлетворение личных (бытовых) нужд.